Деловой квартал / Новости / Бекарев поменял банковские бумажки на инструкции к медикаментам

Бекарев поменял банковские бумажки на инструкции к медикаментам

28.05.2012 10:00

Из банковского бизнеса со строгим планированием бизнесмен ушел в инновационную сферу. И сразу же просчитался: регистрация ампульного тромбовазима обошлась дороже и длилась дольше запланированного.

  • Поделиться
  • Поделиться
  • Твитнуть

Офис новосибирского бизнесмена Андрея Бекарева напоминает банк, в котором временно разместилось агентство праздников — классическая мебель, лепнина на потолке, на полу — мрамор. При этом в переговорной — ярко-зеленые стены и потолок из необработанного бетона, а в массивные деревянные панели вмонтированы светодиодные ленты. «Наверное, у каждого человека в характере есть что-то, что толкает его в неизведанное. В летней физмат школе я даже получил приз за тягу к экспериментам, как раз по химии», — вспоминает Андрей Бекарев.

Заработать первый миллион

Десять лет назад, когда Сибакадембанк раскрыл состав акционеров, в Новосибирске появилось сразу три долларовых миллионера: 84,4% от 200‑миллионного уставного капитала принадлежали председателю совета директоров Игорю Киму, генеральному директору Андрею Бекареву (около 25%) и его первому заму Александру Таранову.
Тот год у банкиров выдался непростым: в 2002 г. Сибакадембанк потерял крупного клиента — Западно-Сибирскую железную дорогу, приносившую существенную часть доходов. «У нас было непростое положение, валюта баланса упала на 20%, и многие пророчили, что банк не выживет. Чтобы в этой ситуации не только остаться на плаву, но и заявить претензии на лидерство, мы решились на эксперимент и переключились на работу с физлицами», — вспоминает Андрей Бекарев. Сложность была в оценке рисков невозвратов. Сибакадембанк использовал схему, по которой работали страховщики, — статистически просчитывался уровень невозвратов, и через страховую компанию «Гарантия» страховались риски и закладывались резервы. Идея сработала: Сибакадембанк собрал сливки с рынка и за год умудрился удвоить собственный капитал.

Финансовый сектор всегда был для Кима, Бекарева и Таранова полем для экспериментов: они присоединяли к Сибакадембанку более мелкие финансовые организации вроде «Русского народного банка», Межторгбанка, Желдорбанка (всего 12 небольших банков), разрабатывали схемы страхования вкладов и систем передачи информации. «Особого риска не было: все было хоть и сложно с технической точки зрения, но четко спрогнозировано и вполне понятно», — говорит Андрей Бекарев.

Из банка в инновации

В 2002 г. академик СО РАН Геннадий Кулипанов решил претворить в жизнь научные разработки в области медицины. Андрей Артамонов, в то время один из совладельцев «Инмарко» (созданная в Новосибирске компания, которая к тому времени стала крупнейшим в России производителем мороженого. — Прим. ред.), заинтересовался лекарством от инфарктов — препаратом «Тромбовазим» — и искал партнера, чтобы наладить его выпуск. С этой идеей он пришел к Бекареву, и тот легко согласился. «Когда люди говорят, что им нужна неделя на размышления, — они лукавят. Время нужно только на то, чтобы собрать дополнительную информацию. У меня уже было достаточно информации о людях и понимании рынка, поэтому я согласился очень быстро», — вспоминает он.

Банковский подход с четким планированием и гарантированными сроками окупаемости пришлось забыть: решение пришлось принимать, основываясь на эмоциях и интуиции. «Статистика говорит, что проекты, которые были выбраны путем эмоциональных решений, имеют тот же процент успеха, как и те, что прошли строгую оценку экспертного сообщества. Для меня важно в первую очередь видеть команду, понимать идею, не вдаваясь в нюансы. Мотивация людей зачастую оказывается важнее всего остального», — рассказывает бывший банкир.

Андрей Бекарев рассчитывал, что при правильном развитии этот проект «далеко переплюнет любой банк». При этом его не пугали неясные сроки окупаемости и огромные суммы вложений — сотни миллионов рублей ушли лишь на регистрацию препаратов: партнеры планировали производить не только тромбовазим в инъекциях и таблетках, но и инсулиновые капсулы для больных диабетом. Знакомые с особенностями фармрынка эксперты скептически пророчили СФМ не более 1% рынка тромболитиков.

За несколько лет работы планы поменялись: от производства инсулина пришлось отказаться, а регистрация тромбовазима в ампулах завершилась только сейчас. «Если говорить откровенно, цифры, которые мы планировали потратить на первом этапе, уже давно позади. У меня есть свои расчеты, сколько мы с моим партнером готовы потратить, и тромбовазим — это то, что можно себе позволить», — отмечает Андрей Бекарев.

Несмотря на сложности с регистрацией, бизнесмен верит в перспективу препарата. «Тромбовазим уникален — по сравнению с конкурентами у него очень мало побочных эффектов, и наш завод может покрыть три четверти российского рынка — это сто пятьдесят тысяч единиц инъекционного препарата в год. В этом году мы планируем участвовать в тендерах по госзакупкам. Думаю, мы сможем забрать этот рынок», — надеется Андрей Бекарев. Сейчас он рассказывает о принципах работы препаратов, о профилактике инсультов и лечении острой легочной недостаточности как профессиональный фармаколог — сказываются годы работы с медучреждениями.

«Чем больше я погружаюсь в фармакологию, тем грустнее становится. На стадии клинических испытаний тромбовазима мы работали с клиникой, один из руководителей которой проявлял активный интерес к исследованиям. Но он захотел поучаствовать в бизнесе, а когда получил отказ, клиника прекратила проводить исследования. Когда мы пытались взаимодействовать с одной из госкорпораций, нас заставили подписать эксклюзивный договор о якобы совместной разработке пероральной формы определенного гормона, и это было чистое вымогательство. Раньше у меня была вера в клятву Гиппократа, но потом я увидел в медицине бизнесы, связанные с откровенным надувательством, и препараты, которые ничего не лечат», — рассказывает Андрей Бекарев.

Городские амбиции

Андрей Бекарев проповедует подход «резерваций профессионалов» — так, в 2011 г. он договорился с региональными властями о создании фармакологического кластера, который будет притягивать компании биофармацевтической направленности. Он надеялся собрать на одной площадке более 20 фирм, но пока главным резидентом является СФМ, которая строит там собственные производственные мощности для таблетированного тромбовазима.

Сейчас у бизнесмена новая идея: «ИТ-город». Он планирует организовать в пригороде Новосибирска площадку, где будут жить и работать около 20 тыс. специалистов ИТ-компаний с мировым именем. Сейчас идет процесс подготовки — от поиска территории до схемы финансирования. На создание инфраструктуры фармкластера областной бюджет выделил 200 млн руб., а проект ИТ-города уже одобрен федеральным Агентством стратегических инициатив и губернатором Новосибирской области Василием Юрченко. Доверие властей бизнесмен объясняет просто: «Государство всегда в доле в любом бизнесе через налоги. Его задача-— дать условия, чтобы создавались новые предприятия с высокооплачиваемыми рабочими местами и прозрачной налоговой базой»,-— говорит он.

Венчурная ярмарка Андрея Бекарева

В iPadе Андрея Бекарева хранятся данные анализов, которые демонстрируют антисептические свойства металлов и ролики сюжетов Euronews о развитии инфекционных заболеваний в Европе. Дело в том, что он задумал новый проект по замене традиционных антисептиков: «Началось все с того, что мы решили создать линию косметических кремов. На моих глазах традиционный антисептик, который применяется в косметологии, в концентрированном виде растворил пластиковый стакан — там используются просто зверские вещества! Мы потратили время на поиск более безопасных антисептиков — перебрали разные компоненты, шерстили литературу». В результате экспериментов рецепт был найден: Бекарев уверяет, что небольшое изделие в виде жетона из сплава меди и серебра с небольшим вкраплением золота способно убить все болезнетворные бактерии в стакане воды.

Бизнес-интересы Андрея Бекарева не ограничиваются банковским делом и фармацевтикой. Так, в прошлом году в Бердске был открыт завод «Лампайрис». Этот проект Бекарев реализовал совместно с Львом Бухгеймом (в прошлом руководителем интернет-провайдера «РИСС‑Телеком»). Сейчас продукции завода приходится конкурировать с дешевыми китайскими лампами и светильниками компании «Оптоган», которую активно поддерживает «Роснано». Андрей Бекарев уверен, что по качеству «Лампайрис» оставляет конкурентов позади: за последние два месяца яркость светильников удалось увеличить на 22% без повышения цены, а на заводе в Бердске круглосуточно горит лампа, зажженная в день запуска.

Кроме того, Андрей Бекарев является соинвестором компании «Центр новых технологий», которая занимается разработкой систем позиционирования и поиска людей. Второй учредитель компании — его друг по физмат-школе НГУ Станислав Беловолов. «У нас есть технология связи, которая позволяет передавать информацию на очень большое расстояние. Это важно, например, в горах, где реальная дальность передачи сигнала редко превышает 3 км. Мы можем в очень компактное устройство уместить систему передачи сигнала с GPS, ГЛОНАСС-позиционированием и высоким радиусом дальности при небольших энергозатратах. Это может применяться как в военной сфере, так и в гражданской», — отмечает Бекарев.

Это не единственный его проект для военных. СФМ разрабатывает питание для спецподразделений — СПМ-17 («спецпитание молекулярное»). Брикеты размером с 5-6 кусков сахара-рафинада обеспечивают суточную дозу энергии. «Этот продукт был рассчитан на использование в горных условиях, в нем содержатся жиры и особый биомодуль. В экспериментах это питание использовали альпинисты, и при горных восхождениях период адаптации, горная болезнь отсутствовали. Мы дали брикеты инструктору, который водит группы на Килиманджаро: по его словам, впервые в его практике дошли все участники — обычно 70-80% не доходят из-за плохой адаптации и проблем со здоровьем», — доволен Бекарев.

Правда, пока СМП-17 делается штучно. Для серийного производства спецпитания нужны особые санитарные условия — только тогда брикеты смогут храниться в течение двух лет. СФМ пробовал производить питание на шоколадной фабрике «Елисеевская» в Бердске, пришлось применять технологию полевых операционных. Производственную территорию огораживали деревянными конструкциями, на которые вешали марли, пропитанные антисептическими растворами.

Инвестор со стажем

Андрей Бекарев долгое время занимался дзюдо и признается, что философия боевого искусства помогает в бизнесе: «Основатель школы дзюдо Дзигоро Кано говорил, что придумал это боевое искусство, когда наблюдал за тем, как падает снег в саду. Мощные дубовые ветки ломались под тяжестью снега, а тонкие ивы наклонялись все ниже и ниже к земле, а потом стряхивали снег и снова выпрямлялись. Иногда нужно поддаться, чтобы победить. Не всегда грубая сила решает все вопросы, в бизнесе нужна холодная трезвая голова — этот урок я давно усвоил».

Деньги для него не главное, уверяет Андрей Бекарев. Он мечтает создать фармакологическую структуру мирового масштаба. «Спасти весь мир не удастся, но мы можем сделать препараты, которые будут лечить людей даже через сотни лет после нас, а значит, и доходы от этой компании будут всегда. А там можно хоть ракеты для полета к другим мирам строить», — комментирует он.

Впрочем, глобальные проекты с нестабильным результатом не заставили его полностью отказаться от предсказуемо доходного банковского бизнеса. Андрей Бекарев по-прежнему является владельцем крупного пакета акций «Восточный экспресс». Правда, в оперативное управление не вмешивается. «Там очень хорошая, грамотная команда во главе с Сергеем Власовым. Мы с партнерами Александром Тарановым и Игорем Кимом выступаем, скорее, портфельными инвесторами. Я уже давно не занимаюсь банками, многие вещи упускаю, у меня есть глобальное видение, но некоторые современные банковские инструменты я уже не столь хорошо знаю и понимаю. Банковские бумажки и облигации я променял на инструкции к медикаментам. Теперь в частном разговоре меня скорее примут за врача, чем банкира», — смеется он. 

Биография:

Андрей Бекарев, председатель совета директоров «Саентифик Фьючер Менеджмент».

Родился в 1970 г. в Читинской области.
Образование: в 1993 г. окончил НГУ по специальности «Экономическая  кибернетика», кандидат экономических наук.
Карьера: 1998-2002 гг. — первый заместитель генерального директора Сибакадембанка; 2002-2005 гг. — генеральный директор, председатель совета директоров Сибакадембанка; с 2003 г. — совладелец, председатель совета директоров «Саентифик Фьючер Менеджмент»;
с 2006 г. — член совета директоров «Восточный экспресс банк».
Семья: женат, воспитывает сына.

Юлия Пастухова

Автор: Чепурко Андрей
Самое важное о бизнесе. Каждое утро на вашей почте
Добавить комментарий
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
НОВОСТИ РОССИИ
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Уведомление об успешной регистрации будет отправлено на указанный email
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Нажимая кнопку «Зарегистрироваться»,
Вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
Вы можете войти через форму авторизации
Каждое утро на вашей почте
Следите за нашими новостями: