Подписаться
Курс ЦБ на 17.06
72,03
87,35

Один клик до цифрового будущего

Один клик до цифрового будущего
Иллюстрация: «Ростелеком»

О проекте «Цифровая экономика», умных городах и приходе 5G «ДК» поговорил с вице-президентом — директором макрорегионального филиала «Сибирь» компании «Ростелеком» Николаем Зениным.

То, чего обыватель пока не наблюдает в своей реальности, для участников рынка IT

 уже рутина. Операторы и провайдеры давно и активно трудятся над созданием нового цифрового мира, который постепенно вытеснит привычки аналоговой реальности. Когда это случится и чего ждать в ближайшие годы?

Когда интернетом в стране можно пользоваться уже даже в подземке, трудно представить, что есть целые населенные пункты, не знающие, что такое широкополосный доступ. А они есть. И чтобы устранить цифровое неравенство, операторы связи включаются в госпроекты и обеспечивают интернетом не только отдаленные территории, но и нуждающиеся в этом социальные объекты. О проекте «Цифровая экономика», умных городах и приходе 5G «ДК» поговорил с вице-президентом — директором макрорегионального филиала «Сибирь» компании «Ростелеком» Николаем Зениным.

Мы часто говорим о том, что весь мир строит цифровую экономику. В России это понятие стали слышать уже относительно давно, а высокие технологии мы встречаем в повседневной жизни не так часто, как хотелось бы. Расскажите как участник программы «Цифровая экономика», что она собой представляет?

— Государственный национальный проект «Цифровая экономика» включает шесть ключевых направлений: подготовка кадров, нормативное регулирование цифровой среды, инфобезопасность, цифровые технологии, информационная инфраструктура и цифровое государственное управление. В каждом из них созданы рабочие группы, в которые входят представители бизнеса и власти. У каждого из направлений есть контрольные метрики, которых необходимо достичь к 2024 году.

Ниша, в которой «Ростелеком» чувствует себя уверенно и позиционирует как ключевого игрока, — это информационная инфраструктура: сети связи, строительство центров обработки данных, развитие цифровых платформ. Наша задача в проекте — обеспечить в установленные сроки не менее 97% населения широкополосным доступом в интернет. Сейчас, по разным оценкам, выполнено 80%.

Что касается скорости реализации этих целей, то все-таки не стоит забывать, что мы самая большая страна в мире, населенных пунктов много, плотность населения в отдаленных пунктах низкая, а ведь это напрямую влияет на окупаемость проекта. Поэтому есть места, в которых оператор связи не может сам вложиться в проект и окупить его, для этого и существует госпрограмма с определенным сроком реализации.

Кроме программы «Цифровая экономика» есть не менее глобальный проект «Устранение цифрового неравенства», согласно которому на первом этапе в отдаленных населенных пунктах ставились таксофоны, а сейчас — точки широкополосного доступа в интернет. Все это делается для того, чтобы повысить доступность универсальных услуг связи для всех жителей страны. «Ростелеком», как исполнитель этого федерального проекта, предоставляет услуги передачи данных на скорости не менее 10 Мбит/с в населенных пунктах с численностью населения от 250 до 500 человек. В двух регионах Сибири — в Новосибирской области и в Республике Алтай — эта федеральная программа завершена досрочно, в остальных мы тоже идем с опережением графика.  

Сейчас принимаются поправки в Федеральный закон [от 7 июля 2003 года N 126-ФЗ] «О связи», которые расширяют понятие «универсальные услуги», что работает на обеспечение отдаленных населенных пунктов еще и средствами мобильной связи. Более того, это можно будет делать там, где численность населения не от 250 человек, а от 100. Это позволит увеличить охват населения, которое может пользоваться современными услугами. Да, наверное, одномоментно дойти в отдаленные поселки, когда каждое строительство — это десятки и сотни километров оптического волокна — сложно, это процесс не быстрый и не дешевый. Тем не менее, государство и операторы связи этим занимаются.

Есть еще одно направление, — обеспечение доступом в интернет социально значимых объектов — которое государство реализует на конкурсной основе, и в этих конкурсах участвуют все операторы. «Ростелеком» победил в Томске, Алтайском крае, Бурятии и Хакасии. Это тоже существенный шаг к развитию коммуникаций, к созданию возможностей получить современные услуги максимальному количеству людей.

Мы также реализуем проект с правительством Новосибирской области по обеспечению интернетом населенных пунктов, которые не попадают ни в какие программы — прокладываем и развиваем сети связи, обеспечиваем жителей оптическим и беспроводным доступом в интернет, строим и модернизируем базовые станции сотовой связи.

Если мы говорим о том, как Россия выглядит в мире, то я просматривал исследования разных рейтинговых агентств, знакомился с разной аналитикой, и увидел, что мы стабильно входим по разным параметрам (средняя скорость, частота заходов и время проведения в интернете, количество мобильных пользователей, фиксированных пользователей, пользователей соцсетей и пр.), примерно в 20-25 наиболее передовых стран. С учетом наших площадей и географических особенностей, это достойный уровень развития, хотя есть к чему стремиться.

Средняя скорость у нас порядка 50 мегабит в секунду, объем пользователей сегодня оценивается порядка 75-80%. Да, в США, по последним данным, 88%. Разница есть, но не большая.

Просто это не вполне соотносится с амбициями, с которыми Россия выходит на мировую арену…

— Но мы строим, мы развиваемся — очень мало стран могут похвастаться тем уровнем оказания государственных услуг в электронном виде, который сегодня реализован в России. И это объективно.

Мы просто очень быстро привыкаем к хорошему и перестаем это замечать. Для тех, кто помнит большие очереди в любых присутственных местах, очевидна разница, как поменялась картина: почти 90% самых востребованных услуг можно получить онлайн. Но нет предела совершенству, конечно, и понятно, что люди хотят больше и быстрее. Я вижу эти изменения, может быть, еще потому, что часто в них участвую.

Умные города. Какие нам нужны технологии, чтобы это понятие стало звучать не футуристично, а привычно?

— Давайте для начала разберемся, что такое «умный город»? Я бы выделил три ключевых направления, которые входят в это понятие: безопасность, комфорт и эффективное использование ресурсов. Вот три параметра, которые делают город «умным».

Начнем с безопасности. Это фото- и видеофиксация нарушений правил дорожного движения. Это направление у нас развито давно и было реализовано довольно легко, как и во многих других крупных городах. Потому что это понятно, это обкатано, это работает.

Второе — видеонаблюдение на придомовых территориях и вообще на улице. История, больше связанная уже с профилактикой преступлений на базе видеоаналитики. Примеры, когда хорошо работает привязка лиц, находящихся в розыске, к системе городского видеонаблюдения, есть в Москве, такая система помогает быстро раскрывать правонарушения. Это дает существенный рост безопасности граждан. Третье — видеодомофоны. Новостройки ими оборудуются уже повсеместно. Операторы этим активно занимаются, в том числе «Ростелеком». Сюда же можно отнести умные шлагбаумы, умные калитки, придомовое видеонаблюдение и так далее. Это тоже про безопасность: практика показывает, что в домах, где есть домофоны с функцией записи и хранения видеоконтента, прекращаются правонарушения, потому что люди знают, что их вычислят.

Следующая составляющая «умного города» — комфорт. И это уже больше о транспорте, потому что комфорт в большом городе — это быстро и без проблем добраться из точки А в точку Б.

Сейчас в Новосибирске реализуется проект интеллектуальной транспортной сети. Мы тоже в нем поучаствовали. Суть его в том, чтобы на основании интеллектуальных платформ создать особую систему управления дорожным движением. Она позволит за счет анализа трафика выстроить такую схему, которая поможет снизить нагрузку. Опыт показывает, что качественное внедрение таких систем позволяет как бы уменьшить объем машин на 15% за счет грамотного распределения потоков, разметки, умных светофоров и прочего. То есть система существенно облегчает ситуацию с пробками и транспортной доступностью. Эта часть сейчас реализуется. Означает ли это, что мы движемся к понятию «умный город»? Думаю, да.

Еще один пример — сфера ЖКХ. Сейчас в больших городах массово внедряются системы автоматизированного учета — работают датчики, которые обеспечивают сбор информации о потреблении холодной и горячей воды, электроэнергии и тепла, при этом данные автоматически поступают в управляющую компанию, а жители могут следить за показаниями онлайн. Мы участвуем в этих проектах с ресурсоснабжающими организациями, которые с помощью интернета вещей отслеживают и аварийность, и расходы, за счет чего они в состоянии существенно экономить на своих эксплуатационных затратах.

Отдельная сфера — медицина. Возможность записи к врачу онлайн уже есть везде. И вообще электронное взаимодействие с медициной «не вставая с дивана» налажено во многих учреждениях.

С образованием история чуть сложнее. Когда началась пандемия коронавируса, дети ушли на онлайн-обучение. Система, конечно, не была готова к такому резкому переходу. С другой стороны, я был свидетелем того, что этот путь, который в нормальном режиме занимает годы, образование прошло в течение двух-трех месяцев — учителя привыкли пользоваться IT-системами по видеоконференцсвязи, появилась некая культура взаимодействия между классом и преподавателями. Конечно, система далеко не совершенна, но раньше ее не было вовсе.

Есть еще проект «Умные остановки», который непосредственно относится к «умному городу», о нем давно говорят, но реализация идет очень медленно.

— Что касается умных остановок, это действительно проект, который находится в проработке, я знаю его потенциальных участников и могу сказать, что есть много заинтересованных компаний. Думаю, что и госзаказчик (а в таких проектах, как правило, есть именно госзаказчик), тоже заинтересован. И, в принципе, для реализации проекта схема концессионного или государственно-частного партнерства наиболее приемлема. Проект выглядит вполне жизнеспособным даже с точки зрения инвестиционной привлекательности, и я надеюсь, что он будет реализован.

Заинтересован бизнес, заинтересована власть, говорят об этом давно, но почему это давно не сделано?

— Заинтересованность — это одно, а бюджет — совершенно другое. Бюджет всегда конечен у всех — и у государства, и у бизнеса, потому что желаний всегда больше, чем возможностей, это принцип развития человечества.  

Конечно, людям хочется, чтобы все случилось завтра, но всегда проходит какой-то определенный период между идеей и воплощением. Темп развития каждый день ускоряется, и развитие — это, с одной стороны, финансовые возможности, с другой — зрелость технологий. Есть еще вопрос зрелости нормативно-правовой базы, это тоже важно. Поэтому развитие всегда занимает какое-то время.

Кстати, о темпах развития: мы сейчас много говорим о скором запуске сетей 5G, некоторые операторы даже высказывали мысль о том, что имеющаяся инфраструктура позволит не строить новые станции, а значит, приход сетей пятого поколения уже очень близок.   

Сразу развею иллюзии о том, что строить не нужно. Существующая инфраструктура не подходит для 5G. Потому что это физика: чем шире полоса пропускания, скорость передачи, тем короче расстояние, которое базовая станция покрывает. Когда были базовые станции GSM, то у них радиус охвата был до 30 км. Когда появились 3G, то радиус охвата был примерно 5-7 км. У станций 4 поколения, LTE, радиус охвата — 1,5-2 км. Чем шире полоса, тем меньше радиус.

Если мы говорим про 5G, то это сопоставимо с точкой wi-fi, которая в квартире ловит, а за дверью — уже нет. Чтобы 5G покрыть большую территорию, станций должно быть очень много. Поэтому строить все равно придется. И это первый момент.

Второй: для того, чтобы построить станции, необходимо, чтобы к каждой точке подходила оптическая линия. Здесь, например, у «Ростелекома» проблем не будет — у нас много оптических линий, и в этом плане мы к строительству инфраструктуры готовы чуть больше, чем другие.

Вот эти два момента — это то, что необходимо сделать в принципе. Потом — чтобы это все запустилось, необходим еще ряд составляющих. Во-первых, должны быть частоты, выделенные государством. Сейчас они выделены, но локально. Использование частотного аспекта — это всегда болезненная тема, потому что он перегружен, занят, конечен. Поэтому есть определенные загвоздки. Должны быть выделены частоты, спектр частот должен быть очищен от посторонних радиоэлектронных средств, которые будут друг другу мешать, и самое существенное — представительство сетей 5G должно все-таки делаться на отечественном оборудовании и отечественном программном обеспечении. Потому что сети 5G — это больше промышленный интернет, так как это высокие скорости, маленькие задержки, низкие потери. Такие показатели необходимы для того, чтобы «умные железки» общались между собой, создавая искусственный интеллект, и здесь недопустима задержка сигнала.

Поскольку сети 5G затачиваются под задачи промышленного интернета и интернета вещей, то критичность этого трафика очень высока. И в этом случае вопрос кибербезопасности выходит уже на другой уровень, поэтому необходимо, чтобы и программное, и аппаратное обеспечение было все-таки отечественным, чтобы точно гарантировать необходимый уровень защищенности сетей от агрессивных внешних воздействий. Это стратегический вопрос. Оценить, когда же случится запуск, сложно — наверное, это примерно 3-5 лет. Потому что разработкой софта и железа корпорации занимаются уже сейчас.

Ростелеком в цифрах

13,4 млн — количество абонентов услуг ШПД

10,7 млн — пользователи платного ТВ «Ростелекома», из них 5,9 млн — абоненты IPTV

44 млн абонентов у дочерней компании «Ростелекома» — оператора Tele2 Россия

383,9 млрд руб.  — выручка группы компаний за 9 мес. 2020 г.,

149,6 млрд руб. (39,0% от выручки) — показатель OIBDA

 27,4 млрд руб. — чистая прибыль

Материал подготовлен специально для эксклюзивного выпуска журнала «Деловой квартал» к премии «Человек года» от 23.11.2020 г. 

Самое читаемое
  • В Новосибирске могут вернуть противоковидные ограниченияВ Новосибирске могут вернуть противоковидные ограничения
  • Первый частный парк открылся в НовосибирскеПервый частный парк открылся в Новосибирске
  • Светлана Банникова, BIOCAD: «Мнение, что онкология неизлечима, — очень опасно»Светлана Банникова, BIOCAD: «Мнение, что онкология неизлечима, — очень опасно»
  • АЗС и АГЗС проверят на законность размещения внутри жилых кварталовАЗС и АГЗС проверят на законность размещения внутри жилых кварталов
  • Новосибирский «Мегас» на площади Маркса прекратил работуНовосибирский «Мегас» на площади Маркса прекратил работу
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.