Подписаться
Курс ЦБ на 15.07
71,12
80,62

Андрей Заворин: «Большая угроза для цифровой экономики — это люди»

Андрей Заворин: «Большая угроза для цифровой экономики — это люди»
Иллюстрация: Предоставлено спикером

«Информация в мире удваивается каждые пять лет, а через пять лет будет удваиваться каждые два месяца. И тут возникает дилемма. Либо мы вымрем, как динозавры, либо станем какой-то другой сущностью».

Когда скорость жизни растет быстрее, чем разгоняется автомобиль Lamborghini, когда в сутках уже давно не 24 размеренных, а тысячи концентрированных часов, человек становится беспомощным перед обработкой огромного массива данных, которые получает извне. Что с этим делать? Строить цифровое будущее. Чем и занимается основатель компании Ivoice Technology Андрей Заворин.

Пять лет назад человек из мира HR, взявшись за спецпроект для рекрутеров, понял, что лучшим вариантом, например, массового найма сотрудников станет голосовой помощник — так родился знаменитый робот Вера, который давно стал самостоятельным явлением, и им уже пользуются мировые корпорации. «Мы создаем цифровых двойников компаний», — говорит Андрей Заворин, который уверен, что без таких технологий у этого мира нет будущего.

Венчурные проекты как основа цифровой экономики

— Пять лет назад я решил, что хочу заниматься бизнесом там, где я нахожусь, а не жить там, где находится мой бизнес. Кроме ИТ я не нашел сферы, в которой можно эту идею реализовать, поэтому прокачивал все, что было связано с информационными технологиями, и все свои инвестиции я сейчас, по сути, вкладываю только в ИТ-проекты.   Меня можно назвать, пожалуй, венчурным предпринимателем, потому что мои проекты достаточно рискованные, они являются инженерно, продуктово и технологически новыми.

Один из них — это Sport Priority, платформа для бронирования спортивных абонементов. Это портал и CRM-система для фитнес-клубов, учреждений спорта и здоровья. Она сейчас работает в Москве и Новосибирске, и мы планируем запустить ее еще в трех городах.

На мой взгляд, мы сделали очень важную вещь. По оценкам властей, мы попали в их болевую точку. У департаментов физкультуры и спорта любых муниципалитетов и субъектов есть задача обеспечить определенный процент вовлеченности населения в спорт и здоровый образ жизни за конкретный период времени. Есть также поручение президента — развивать цифровую экономику в спорте. Никто не знает, как это делать, не потому что некомпетентны, а потому что это оказалось неожиданно. Поэтому мы взялись за этот проект — он сейчас крайне актуален.

Мы разработали систему CRM, которую отдаем пользователям бесплатно. Они могут получить систему расписаний занятий и мероприятий, а также возможность создания своего сайта — пользователь может создать с помощью этого приложения свою страничку быстро и без помощи программистов. Он может организовать собственное мобильное приложение, через которое будет налаживать коммуникация со спортсменами и любыми другими клиентами.

Мы приняли стратегическое решение отдать это все госструктурам бесплатно, чтобы они могли использовать проект в том числе для решения тех задач, о которых я сказал выше. А зарабатываем мы на том, что можно делать за деньги, ведь, помимо бесплатного функционала, есть много задач, которые надо реализовывать — например, реклама. По сути, мы создали что-то вроде Букинга.

Такие истории, когда бизнес что-то делает ради бизнеса, но в то же время бесплатно отдает что-то власти, являются сильным рычагом для развития цифровой экономики. Для нас это ничего не стоит, потому что смысл в том, что создается экосистема, ценность, которая людям близка и понятна, и они становятся ее пользователями.

Это набор решений, приложение, которое может работать на любой город России. Сейчас мы провели переговоры с Беларусью, общаемся с Францией, чтобы понять, насколько вписывается в другую ментальность и другую среду такое явление — везде получаем положительные отклики. Потому что это большой агрегатор информации.

Таков первый успешный проект моей компании.

Цифровые двойники людей

Второй, и самый главный проект, которым я занимаюсь, — это компания Ivoice Technology. Ему уже два года. Начиналось все с разработки робота Веры, когда мы делали сервис для рекрутеров — была аутсорсинговая задача массового найма водителей, и мы создали голосового помощника для HR-ов. Сейчас робот Вера уехал за рубеж, его переинвестировали, и он живет своей жизнью.  

Мы начали инвестировать в развитие решений на базе речевых технологий, чтобы создавать своих речевых ассистентов. Начав эту деятельность, мы столкнулись с колоссальным количеством трудностей и проблем, и мне стало понятно, почему эти технологии сегодня еще не так развиты.

За два года работы наша компания дважды поменяла бизнес-модель, прошла два акселератора — мы не раз апгрейдились технологически, меняли структуру и архитектуру решений. Сейчас уже являемся не стартапом, а крупной операционной компанией, которая решает большие задачи. Я хочу сделать голосовых помощников доступными для любого бизнеса и любого человека: превратить сложную сущность — технологию в простую — продукт.

По сути, это укладывается в парадигму решений того же Битрикса или подобных, знакомых и понятных вещей. Мы делаем то, что является основой шеринговой экономики, то, что называется, — бери и пользуйся. Не надо ничего изобретать и придумывать, это дорого, поэтому проще не создавать, а брать готовые решения.

Принцип коробочных решений, которые мы создаем, заключается в том, что они не требуют высокой кастомизации и новой IT-разработки — для пользователей ее там минимум или вовсе нет.

Речевые технологии стали «живыми» только три года назад. До этого уровень распознавания речи был недостаточным, чтобы решать бизнес-задачи. Сейчас это все стремительно развивается с точки зрения доступности. Мы встали в авангарде этого движения. По сути, мы создаем цифровых двойников.

Цифровая революция, которая сейчас произошла, сделала цифру второй реальностью, потому что в ней есть человек. В Фейсбуке есть человек, в Инстаграме, в «Одноклассниках» — это мы, реальные, это наши слепки, наши аватары, это цифровые отпечатки, двойники.

Так вот, тот бизнес, который мы строим, — это создание цифрового двойника компании — колл-центра, человека, сервиса. Цифра — это продолжение наших мыслей, поступков, действий. Мы сегодня столкнулись с тем, что эта реальность бросает другие вызовы, она диктует абсолютно другие моральные правила, бизнес-правила. Мы пытаемся к этому адаптироваться.

И те, кто адаптировался, уже успешны в бизнес-среде. В жизни и на рынке — новые правила, и они стремительно меняются, мы даже не успеваем фиксировать это.

Все меняется — даже наше образование уже перестает работать с точки зрения полезности для бизнеса, мы непродуктивны, нам требуется все больше навыков, нам надо усваивать все больше информации, и развивать навыки ее обработки — скорость ее усвоения становится ключевой для выживания.

Это я и пытаюсь уложить в идеологию того, что мы делаем. Создавая голосовых ассистентов, мы таким образом многократно увеличиваем продуктивность компаний — обработать какую-то транзакцию голосом стоит в разы дешевле, чем человеком. При этом один голосовой ассистент заменяет десятки и сотни людей, он эффективнее в порядки раз. 

Автоматизация как решение проблемы человеческого фактора

Сотрудничая с большим количеством людей, работодатель сталкивается с проблемой выгорания, кто-то ежедневно приходит или увольняется — тратится время и деньги на обучение сотрудников, наставничество, контроль за ними, управление, стандарты качества — все это требует постоянной фокусировки, и это плохо управляемый процесс.

Поэтому, если что-то можно автоматизировать, это нужно автоматизировать. Как только компания делает своего бота, голосового ассистента, она задает новый стандарт. И этот стандарт будет ровно таким, каким она его сделала — не плохим и не хорошим, а адекватным ее запросам. Мы создаем инструмент, который можно использовать, задавая нужные параметры.

Мы помогаем строить системы внутренних и внешних коммуникаций голосом, потому что понимаем, что роботы работают в порядки эффективнее и стандартизированнее, чем люди.

Кроме того, цифра позволяет накапливать информацию. Это очень важно, поэтому нам необходимо контролировать деятельность и результаты сотрудников. А на людях мы ведь теряем огромное количество информации, и у нас нет объективной картины их эффективности, даже если они пишут ежедневные отчеты о проделанной работе.

Когда мы работаем с цифрой, то превращаем голос в текст и сохраняем его навеки. Мы можем обработать огромный массив данных — сколько было звонков в вашу компанию, в какое время, о чем говорили и так далее. Мы помогаем компаниям оцифровать самое сложное — голос.

Сегодня уже много вещей можно оцифровывать. Практически все — уже существуют системы и зрительного распознавания, не только голосового. Мы можем создавать цифровые слепки, идентифицировать конкретных людей по голосу.

Мы делаем такие решения доступными для малого бизнеса, их стоимость — порядка $100-1000 для внедрения в компанию, это очень доступно. Например, Сбербанк или авиакомпания S7 в свое время потратили годы и сотни тысяч долларов, чтобы создать свои системы.

Да, мы тоже потратили эти деньги, мы проинвестировали платформу, но мы сделали то, что было невозможным еще пять лет назад — создали систему экопродуктов на базе нейросетей, сервисов машинного обучения, и сегодня занимаемся продвижением этого проекта.

Амбассадор новой реальности

Я — амбассадор этих технологий, я занимаюсь их популяризацией, рассказывая, что мир может быть устроен совсем по-другому! Чего нам сегодня не хватает, так это квалификации и понимания, как с этим всем работать. Поэтому я езжу по конференциям, выступаю на телевидении, радио, даю интервью, провожу тренинги.

Мы с партнерами, по сути, занимаемся развитием эко-культуры, создаем рынок, которого пока нет. Это рынок новых продуктов и технологий, это другая реальность, в которой другие правила.

Мы пытаемся объяснять, что самой большой угрозой для цифровой экономики сегодня являются люди. И я могу объяснить эту позицию. Вот пример: беспилотный автомобиль, управляемый искусственным интеллектом, создают люди. Почему они враги искусственного интеллекта? Потому что, чтобы машина приняла какое-то решение, ей нужно задать какие-то алгоритмы. Это интеллект, а не разум. Поэтому это угроза, ведь машина — это субъект действия, его учат люди.

При Европарламенте была создана специальная комиссия для публичного обсуждения проблемы: беспилотный автомобиль едет по улице, создается аварийная ситуация, и у него есть всего два варианта на выбор: сбить ребенка или пожилого пешехода.

Представьте, что вы — программист. Что вы выберете, как запрограммируете искусственный интеллект беспилотного аппарата — что он будет делать в таких ситуациях? Обязательно в каком-то из миллиона раз эта машина попадет именно в такую ситуацию, где нет других вариантов, только эти два.

Любые сложные задачи и проблемы сводятся к простым. Вот в этой аварийной ситуации есть простая: машина может направить руль влево или вправо, других опций нет. Как мы запрограммируем? Это же беспилотная машина. В этом опасность — потому что никто не знает, какое решение примет программист. И никто не знает, какое решение принял бы он сам.

В мире нет консенсуса. А если бы он был, то мы бы жили в раю. Но наш мир потому и не рай, что он огромен в своем видовом и поведенческом разнообразии.

Дилемма этического выбора сегодня стоит очень остро, законодательных решений в сфере искусственного интеллекта практически нет. И мы сегодня только потому живем в своей обычной, еще пока не цифровой реальности, что мы инертны. А в эволюции ведь самым важным качеством является адаптивность. Если мы сможем быстро адаптироваться к реальности, мир изменится.

Сейчас информация в мире удваивается каждые пять лет, а через пять лет это будет происходить каждые два месяца. И что вы собираетесь с этим делать, как жить? Вы думаете, что без искусственного интеллекта сможете управлять этим, хранить или обрабатывать всю эту информацию?

Тут возникает дилемма: либо мы упремся в порог нашей некомпетентности и вымрем, как динозавры, либо станем какой-то другой сущностью, которая способна адаптироваться.

Поэтому я считаю, что то, что сейчас создает ИТ-сфера, — это благо. Мне нравится мой проект, потому что это технологии без границ — и с точки зрения возможности работы в любой стране и на любом языке, и с точки зрения новых возможностей вообще.

Материал подготовлен специально для эксклюзивного выпуска журнала «Деловой квартал» к форуму «Будущее города» в Новосибирске от 15.04.2019 г.

Самое читаемое
  • Почему новосибирцы собираются переезжать на юг?Почему новосибирцы собираются переезжать на юг?
  • ДК составил топ частных клиник, проводящих онлайн-консультацииДК составил топ частных клиник, проводящих онлайн-консультации
  • Торговое здание с арендаторами выставлено на продажу в НовосибирскеТорговое здание с арендаторами выставлено на продажу в Новосибирске
  • Первый фермерский рынок открывается в Новосибирской областиПервый фермерский рынок открывается в Новосибирской области
  • Rusal потребовал от Потанина сменить топов «Норникеля» после череды экологических аварийRusal потребовал от Потанина сменить топов «Норникеля» после череды экологических аварий
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.